Назад
03.06.2015

Неотвратимость наказания. Все ли равны перед законом? / Радиостанция "Столица ФМ"

Высокомобильные комплексы обеспечивают комфортное проживание со всеми условиями, начиная от питания и душа, заканчивая сном. Они могут работать как на колесах, так и самостоятельно, при этом быть автономными и иметь свое энергообеспечение. Они могут работать как один функциональный модуль, а также в составе больших систем, таких как: полевые лагеря, госпитали, сервисные центры. Эти комплексы выполняют те необходимые задачи, которые стоят перед людьми в погонах. Об этом – в совместном проекте ИА «Росинформбюро» и радиостанции Столица ФМ – программе «Другими словами», рассказал Игорь Бекбулатов, управляющий директор корпорации «Проект-техника».


Чем занимается ваша компания?

В активе нашей компании 3 производственные площадки. 2 завода, которые занимаются передвижными комплексами, 1 завод - производством электро-технических изделий,  сухих трансформаторов, и 1 предприятие занимается системой постпродажного обслуживания.

Что это за передвижные комплексы?

Для начала маленькая ремарка. На сегодняшний день человек в городе создал себе весьма комфортные условия пребывания дома, на работе в офисах и т. д.. То же самое мы стараемся сделать, чтоб людям было комфортно в полевых условиях. Особенно это касается военных, силовых структур, которые во многом ограничены во времени, по определенным ресурсам, но в то же время выполняют сложные задачи. И они на сегодняшний день должны их выполнять в комфортных условиях, этому мы уделяем много времени, уже не один год.

Что вы делаете конкретно для военных? Это же не передвижные дома, правильно?

Это высокомобильные комплексы, которые обеспечивают комфортное проживание со всеми условиями, начиная от питания и душа, заканчивая сном.

Как гостиница на колесах?

Это мобильные комплексы, которые могут работать как на колесах, так и самостоятельно, они абсолютно автономны, имеют свое энергоснабжение. Они могут работать как один функциональный модуль, а также в составе больших систем, таких как: полевые лагеря, госпитали, сервисные центры. Эти комплексы выполняют те необходимые задачи, которые стоят перед людьми в погонах.

Эти комплексы трансформируются? Можно менять так называемую «начинку»?

Мы последние годы стали развивать эту тему. Раньше она имела такое понятие как «типаж», мы назвали ее «платформа». «Платформа» - это некий конструктор «лего», который позволяет заказчику в зависимости от тех функций, задач, структуры подразделений формировать необходимый комплект средств обеспечения и это все высокомобильно. Поэтому этой теме мы уделяем много внимания последние годы и реально продвинулись в данном направлении. Думаю, успех будет.

Что значит продвинулись? Вы изобрели что-то новое?

Мы в рамках межведомственной комплексной целевой программы развития вооружения до 2025 года под руководством ВПК, правительства, возглавляем подпрограмму технического, тылового, медицинского обеспечения, где увязываем развитие основного вооружения, применение войск с развитием средств обеспечения. С возможностями предприятий оборонного комплекса реализовать те требования, которые ставят на сегодняшний день военные. Исходя из этого мы сейчас разрабатываем техническое задание. Оно уже на согласовании в органах военного управления .Это даст нам право после их утверждения непосредственно приступать к разработке документации, проведению совместных испытаний вместе с заказчиком.

То есть на этой платформе что-то можно еще создать? Мы уже сказали про дом (жилое помещение), что еще?

Если мы берем медицинскую платформу, это может быть отдельная автоперевязочная, специальный отряд медицинского назначения: операционная, терапевтическая, аптека, фельдшерский пункт. Так же можно из них формировать некие комплексы до полномасштабного госпиталя, который закрытый по всем санитарным требованиям и все требования медицинского обеспечения в нем выполняются.

То есть они в нем стыкуются между собой?

Они стыкуются между собой, работают в замкнутом цикле: и система кондиционирования, и система водообеспечения. При том не просто водообеспечение, а соответствующее, требуемое медицинским обеспечением. Там весь замкнутый цикл, включая обеспечение проживания медицинского персонала и соответственно больных.        

Если мы говорим про «Армату» и про единую платформу, то это российское ноу-хау, сейчас ни у кого в мире этого нет. В вашем случае, эта идея отечественная или где-то подсмотрели на Западе?

Хочу сказать, что мы над этой идеей с 2004 года очень плотно работаем. В нашей стране это ноу-хау, наше ноу-хау. Впервые мы начали отрабатывать системы по ремонтным средствам с 2014 года и буквально через год по тыловым в рамках внутренних войск МВД России. Мы уже тогда для них разработали лагерь на 900 человек.

Насколько востребована сейчас ваша продукция в нашей армии?

Учитывая динамику развития вооруженных сил и других силовых структур и ту обстановку, которая сложилась сегодня, последние учения показывают, что войска очень динамично проводят полевые выходы в ходе учений. Им нужно размещаться, им нужно обеспечить достойный быт, и, конечно, в каждой бригаде и в каждом батальоне должны быть элементы систем жизнеобеспечения: медицинского, сервисного, технического.

Ваша компания существует с 1988 года. За это время были ли трудные моменты? Государство ведь не всегда интересовалось армией за это время?

Предприятия и бизнес не могут быть в стороне от проблем, которые испытывает государство. Компании 25 лет под управлением корпорации, но два завода, одному 85 лет, другому 160. Конечно, был период. Все мы помним 2008-2010 годы, нам пришлось в этот период провести оптимизацию и по численности с точки зрения конструкторского потенциала, с нами были расторгнуты трехлетние контракты по линии Минобороны. Те инвестиции, которые мы вложили в вопросы, о которых мы чуть ранее говорили, они были приостановлены. В то же время мы понимали, что все равно придет день, и те задачи, которые все равно стоят перед военными, они рано или поздно будут востребованы. Мы не прекращали работу, несмотря на то, что войсковое обслуживание техники было прекращено на период где-то порядка 6-7 лет.

Это какие годы примерно?

Это 2008 и буквально прошлый и позапрошлый год.

То есть это как раз при известном Министре Сердюкове?

В этот период мы все равно активно вели разработки, более того, мы и для экспорта эту идеологию продвигали и не останавливались.

Получилось так, что во время работы Министра Сердюкова хотели закрыть ваше производство и опять что-то закупать на Западе?

Что касается ремонтных средств и средств обслуживания, ремонта, эвакуации техники – это не закупалось на Западе, потому что у нас вообще это было прекращено, но мы плотно работали и пытались эту идеологию внедрить в Оборонсервисе, что-то получалось, что-то нет. Что касается тыловых и медицинских комплексов, был закуплен немецкий полевой лагерь, но жизнь его оказалась не долгой.

Почему? Что с ним случилось?

Не хочу очернять их производителей, хочу сказать, что в странах НАТО существуют другие стандарты, которые не соответствуют нашим. Исходя из этого и по климату, и по другим показателям они просто напросто не прошли, хотя некоторые технические решения там есть неплохие, и сама конфигурация построения тех лагерей отражает идеологию стационарного, более длительного размещения войск. А если необходимо перемещение и высокая мобильность, они просто неприменимы.

Если сравнить вашу продукцию с той же немецкой. Чем ваша лучше?

Во-первых, наша продукция и сама конфигурация. Почему мы говорим «платформа». Это говорит о том, что само построение – это не просто набор каких-то модулей. Это позволяет учесть все требования заказчика по применению, по функциям, по закономерностям, по военно-тактическим требованиям, природно-климатическим, чтоб все это было сбалансировано и выдержанно. Потому что вся разработка у нас происходит под контролем военного представительства и все изделия разрабатываются по требованиям военных стандартов, нормативов, приказов, все это должно соответствовать. К сожалению, стандарты НАТО имеют несколько другую конфигурацию.

То есть наши стандарты жестче, чем у НАТО?

Для нашей страны да. Жестче.

Мы уже выяснили, что у вашей компании есть конкуренты в мире. А в стране есть?

Думаю, трудно назвать компанию, которая занимается такого рода продукцией и не имеет конкурентов. Конечно, есть. Но мне кажется, мы уже проходим тот период 90-х, когда конкуренция была не совсем здоровой. Сейчас в большей степени мы пытаемся выстроить здоровую конкуренцию В некоторых вопросах мы даже к партнерским отношениям переходим. Но наша политика на конкурентном рынке заключается в том, что мы видим свое преимущество в той продукции, которая будет по своим техническим характеристикам и возможностям превосходить, при этом цена и качество должны быть адекватными. Не всегда наша продукция бывает дешевле, чем у конкурентов, но если переложить на оценку всего жизненного цикла, то мы здесь находимся в выигрыше.

Скажите, вы только в России продаете свою продукцию или на Западе тоже?

Порядка 80-85% нашей продукции - это российский оборонный заказ и порядка 10-15% - экспортные поставки. Экспортные поставки мы проводим как в составе комплексных поставок вооружения техники, так и отдельно как самостоятельные поставки. То есть мы на экспорт тоже работаем и весьма востребовано. Сейчас идут переговоры. Буквально позавчера прилетел с бизнес-форума Россия - Египет, где тоже обсуждали эти вопросы.

Скажите, санкции, которые объявлены против России, каким-то образом на вас повлияли?

Сразу скажу, что мы не внесены в список. В своей основе мы базируемся на отечественной продукции. И в принципе они нас практически не коснулись. Есть какие-то определенные моменты, мы работаем по утвержденной программе Минпромторга по импортозамещению, но это отдельные элементы, о которых и не стоит здесь говорить.

А какие-то контракты сорвались?

Нет.

Если говорить о Советской армии, то там вопрос комфорта был не очень важен для солдат. В ваших модулях людям жить комфортно, что там внутри находится?

В этом и заключается последняя идеология, чтоб обеспечить комфортными условиями людей в полевых условиях. Наши модули обеспечены своей энергетикой, своей системой кондиционирования, микроклиматом, включая даже теплый пол, который  нужен даже не для того, чтобы босиком ходить, а для эффективного воздухообмена внутри, особенно при отрицательных температурах.

Обычные люди сейчас слушают и думают, вот бы мне такой на дачу поставить. Могут купить элементы?

Я мог бы вам назвать руководителя очень высокого ранга, который сказал эту фразу, побывав в нашем комплексе (смеется).

А вот простые люди могут купить?

Я думаю, что это не очень эффективно, потому что в военной технике заложены избыточные требования, которые просто не нужны в реальных условиях. Удобно будет, как и в бытовых, но все же к военной технике предъявляются требования по стойкости.

То есть, если за окном ядерная война и ничего вокруг нет, стоит только ваш модуль, в котором теплые полы и другие удобства, человеку остается только смотреть и думать как же за окном красиво (смеются).

В наших изделиях есть опции, которые предусматривают защиту в том числе и от таких воздействий.  

Беседовали Илья Доронов и Игорь Барчугов

Смотрите выпуск на сайте радиостанции.